Разные истории

    "Звонок"

    07.02.10

       «Звонок»  на языке альпинистов -  знак свыше. «Звонок» - это предупреждение. У каждого свой «звонок». И свой выбор. Прислушаться и понять  или отмахнуться и идти дальше...

       Очень печальный и крайне наглядный пример. Мой знакомый (не хочу упоминать фамилию по этическим соображениям), с которым я ходил на пик Ленина, при спуске по ледовой стене на Тянь-Шане не сделал верхнюю страховку и стал спускаться первым  на верёвке, брошенной вниз с очередной станции (станция - место страховки, как правило организованное из двух-трёх элементов, в данном случае ледобуров). Он пользовался спусковым устройством которое позволяет регулировать скорость передвижения, но не завязал на конце брошенной верёвки узел (это обязательное условие страховки) и когда добрался до её конца просто полетел вниз, верёвка выскользнула у него из рук. Высота была огромная, около четырёхсот метров. Склон очень крутой и внизу переходил в пологую фирновую часть. Альпинисту повезло - на пути падения не встретился ни один камень! Его друзья были крайне удивлены, когда спустившись вниз увидели одинокие следы, уходящие в лагерь. Будучи в шоковом состоянии везунчик даже не дождался своих напарников. Человек чудом остался жив. Это и есть «звонок». Дальше стоит выбор - продолжать заниматься альпинизмом или нет. Два раза чудес не бывает. В молодости трудно правильно оценить ситуацию... Мой знакомый вскоре погиб на пике Коммунизма под лавиной.

       Теперь о моём «звонке». Это случилось во время международной экспедиции в Каравшин. Альпинисты из Донецка организовали мероприятие для Венгерских коллег. Я был приглашён «ходячим» фотографом. Естественно, что кроме обязательной части (фотографирования района) я хотел сходить на пару маршрутов. Тем более, что это один из самих сложный и красивых горных районов бывшего СССР. По правилам я должен был открыть сезон четвёркой. Это максимальная сложность маршрута для первого в сезоне восхождения. Пошёл я в двойке и был руководителем восхождения. Мой напарник, молоденький парень из Донецка, был хороший скалолаз но не имел большого опыта восхождений. Погода была чудесная, маршрут довольно короткий и мы начали восхождение часов в десять. Для тёплого района это нормально. Начало не предвещало ничего необычного и быстро лезли вверх. Немного напрягала «рыхлая» скала. Было много «живых» камней и сырых мест. «Живыми» называют камни, которые не составляют монолита со стеной, а норовят оторваться от неё, как только вы попытаетесь за эти камни ухватиться. Постепенно подъём стал практически вертикальным и я потерял из виду напарника, который страховал меня снизу. Я ушёл вверх и за угол скалы. Оставалась только голосовая связь. Подняв голову я увидел довольно большую почти вертикальную стену с нависающим карнизом. Это был ключевой участок. Начал прохождение. Как я уже говорил структура скалы была очень рыхлой и я не мог найти щели или трещины из которой бы не выпал крюк или закладка. Пришлось лезть от последнего вбитого крюка метров на двадцать. Это совершенно недопустимо с точки зрения страховки, но я ничего не мог поделать. Наконец - то нашел неплохую щель и заложил закладку. Полез дальше. И тут произошла непредвиденная ситуация: стена была вертикальная, я почти не касался её  телом, но случайно зацепил оттяжку закладки висящем на мне снаряжением. Закладка прекрасно держится при рывке вниз, но также прекрасно вылетает из щели при рывке вверх. Что у меня и получилось. Спуститься и заложить снова нереально - я лез на «мизерах» и фактически без страховки. Ведь в случае срыва я бы пролетел метров сорок, вполне достаточно чтобы разбиться. Оставалось одно - лезть вверх. Вскоре я оказался под нависающим карнизом. Преодолевать его в мои планы не входило, там более что даже лесенок с собой не было. От карниза вправо шла небольшая «полка», сантиметров 5-7. И было за что держаться. Так что путь однозначно был вправо, до небольшой площадки оставалось метров десять от силы. Но эти-то метры и оказались самыми тяжёлыми в моей жизни.

       Я двинулся вправо, но путь мне преградил большой вертикальный камень, метра два высотой. Нужно было его обхватить и перебраться на другую сторону, чтобы продолжить путь по полке. Хорошо, что схватил я его нежно. Камень оказался «живой». Под весом моего тела он начал отходить от стены. Я отпрянул и замер. Вот так западня. Через карниз я не смогу пройти технически: нет шлямбуров, лесенок. А перелезть через камень, не уронив его вниз на голову напарнику - невозможно! Это пара тонн, которая разлетится на части и непременно заденет парня. Приплыл! От долгого стояния на узком карнизе начали неметь икорные мышцы. Даже испанские скальные туфли не меняли ситуацию. В голову полезли гадкие мысли: увижу ли ещё своих родных и друзей... И тут откуда-то изнутри стала нарастать злость: на себя, на гору, на ситуацию. Я мысленно спрашивал - почему именно я? Почему такой конец? Окончательно разозлившись я сделал отчаянную попытку дотянуться до хорошего «кармана» с другой стороны камня. И дотянулся! Толи руки длиннее стали, толи удалось преодолеть страх, но я оказался на противоположной стороне злополучного камня. Добравшись до полки я рухнул на неё без сил. Напарник кричал мне, но я не в силах был сделать «станцию». Отдохнув минут пятнадцать я принял напарника . Надо было видеть его глаза! Он двигался по перилам, но даже с верхней страховкой сложность маршрута ему была очевидна. Позже он признался, что  во время сборов в Крыму ему не приходилось лазать по таким сложным трассам. Продолжив восхождение, мы довольно быстро оказались на вершине. Сверху открылась великолепная панорама ущелья. Пара кадров на память и лагерь.

       Вечером за ужином  руководитель экспедиции рассказал, что в районе нет «четверочных» маршрутов. Наш только формально был 4б, чтобы было где открывать сезон. На самом деле мы прошли хорошую пятёрку. А я на себе понял, что такое «звонок». Можно только гадать, что меня спасло : случай, подготовка, ангел-хранитель...  Но я отчётливо понял, что больше не хочу испытывать судьбу! Ещё несколько лет я работал инструктором, но на вершины сложнее третьей категории уже не ходил никогда. Уж больно серьёзным мне показался тот «звонок».

    Я на пике Ленина

    Я на вершине пика Ленина (7134м).

     

     

    Комментарии:

    << Назад