Разные истории

    Как я попал в горы

    07.05.20

    Всё началось с того, что в 1983 году я, Володя Хаскин и Женя Шарыгин и Александр Мищенко решили съездить на Байкал. Толком не зная куда именно мы хотим, доехали на попутках до мыса Крестовый, а там на небольшом катере нас забросили в достаточно дикое место. Всё было бы очень хорошо, если бы не отвратительная погода – постоянно шёл дождь, сильно штормило и мы много времени проводили в палатке и около костра. Но поездку очень скрасило то, что Володя был замечательным бардом и гитара, как всегда, была с собой. За неделю он спел не один десяток песен про альпинистов и я конечно же расспросил его о горах. Хаскин был КМС по альпинизму и рассказал множество увлекательных историй. А рассказчик он был от Бога и я невольно заочно «заболел» горами. Но как туда попасть? Володя предложил простейший путь – купить путёвку в альпинистский лагерь. По возвращении в Красноярск я начал претворять план в действие и с помощью знакомых (путёвки на очередной летний сезон уже закончились) купил-таки «новичковую» путёвку в альпинистский лагерь «Варзоб», по-моему стоила она 42 или 45 рублей. И вот в июле 1984 года я впервые попал в горы…

     Альп-лагерь «Варзоб» находится в 54 километрах от столицы Таджикистана г.Душанбе. Сначала все приезжающие на смену альпинисты собираются на перевалочной базе в городе, а затем их везут на больших крытых бортовых машинах в сам альпинистский лагерь, который находится на высоте примерно 2000м над уровнем моря. Почти все альп-лагеря находятся примерно на такой высоте: не очень высоко, организм довольно быстро адаптируется, а через несколько дней и акклиматизируется к высокогорью. К врачу на осмотр всех отправляли на третий день, поскольку сразу после равнины давление и пульс были заведомо выше нормы. Каждый день был расписан по часам: занятия по теории восхождений, скальные и снежные занятия, небольшие походы. А через десять дней всех, кто успешно прошёл теорию и практику, отправляли в перевальный поход и первое восхождение! Кстати, далеко не все, кто купил путёвки, прошли программу до конца и получили значок «Альпинист СССР». В нашем отделении девушка из Москвы на первых скальных занятиях подвернула ногу и дальше просто гуляла и любовалась окрестностями лагеря. И ещё местный паренёк из Душанбе, который с трудом дошёл до конца программы, но в связи с очень явным отсутствием совокупности необходимых качеств получил запись – «не рекомендуется к дальнейшему занятию альпинизмом». Кстати, такой жёсткий отбор реально спас многие жизни. Далеко не всем надо идти в горы… 

     Ещё со времён 30х-40х годов дисциплина в альпинистских лагерях была с отголосками армейской подготовки. В лагере был начальник лагеря, дальше шло деление на отряды (с командирами) и, наконец, самая меньшая единица – это отделение, возглавляемое инструктором. Мне, как и всем участникам нашего отделения, безумно повезло: нашим инструктором был легендарный советский альпинист Валентин Михайлович Божуков. Ему тогда был 51 год и Божуков впервые поехал в горы в качестве инструктора. Он был Мастер спорта Международного класса, «Снежный барс», многократный чемпион СССР по альпинизму в классе высотных восхождений и в классе траверсов. Он стоял у истоков парапланеризма в СССР, совершил несколько сотен полётов с парапланом, в том числе с советских пиков-семитысячников п.Ленина (7134м), п. Корженевской (7105м) и пика Коммунизма (7495м). А ещё он был нештатным фотокорреспондентом ТАСС и на теме фотографии мы очень сблизились впоследствии. Валентин Михайлович мог сам выбирать участников своего отделения и поступил он весьма хитро: взял несколько человек из Красноярска с отличной подготовкой по скалолазанию. Ребятам необходимо было получить значок «Альпинист СССР», чтобы закрыть мастеров спорта по скалолазанию. Так что у нас была КМС и разрядница по скалолазанию. У меня спортивная подготовка от прошлых занятий по борьбе и опыт серьёзных походов по рекам и в Саянах. Ну и ещё пара тех самых, которые выбыли. В отличие от общей массы новичков, которым было около 18 лет, Красноярцам было по 23-25 лет, а я был старший, целых 27 лет! 

     Программу я прошёл легко, во время всех походов мы с Божуковым шли всегда рядом разговаривали о фотографии. У него с собой была зеркальная «Лейка» с оптикой и двухобъективный «Ролляй 6х6» (выдали в ТАСС), а я привёз в горы «Салют-С» (6х6) и панорамный «Горизонт». Аппараты были тяжеленные, но я всегда брал их с собой и на занятия, и в походы. Благодаря этому сегодня можно посмотреть, как это всё выглядело.

    По итогу поездки я сделал большие фото альбомы всем участникам нашего отделения, командиру отряда и инструктору. Негативы давно утеряны, так что пришлось отсканировать фото из альбома. На них ребята из нашего отделения и отряда, скальные и снежные занятия и перевальный поход. Погода была солнечная, очень жаркая, фотографировать приходилось в свободное от обязательной программы время и в основном днём, когда солнце было высоко и освещение получалось не выразительное. Но выбирать не приходилось.

     Больше всего запомнился перевальный поход. Наш отряд (три отделения новичков) забросили на нескольких ГАЗ-66 до какого-то кишлака (не помню названия), построили и пошли мы с рюкзаками наверх, к перевалу. Местные жители смотрели на нас с нескрываемым любопытством – они никак не могли понять, зачем туда идти? Там нет ничего, что могло бы быть им полезным. Пастухи пасут свои стада гораздо ниже, чем цель нашего похода. Последним представителем «аборигенов» был пожилой аксакал на ишаке. Всё, дальше только тропа, снег и горы…

    Мы несли очень тяжёлые рюкзаки, ведь в то время не было современного и лёгкого снаряжения. Спустя шесть лет, когда я сам стал инструктором, не очень-то много изменилось в плане подготовки участников и уровня «снаряги». И мне врезалась в память одна участница (из новичков), которая шла под дождём по раскисшей тропе, в мокрой одежде, тяжёлых ВЦСПСовских «вибрамах» на ногах, с рюкзаком за плечами и со слезами причитала: «…мне говорили, что ТУТ романтика, а тут…».  У некоторых девушек был забавный побудительный мотив ехать в горы: на бланке путёвки в альпинистский лагерь (вверху на первой странице) было написано – «Альпинизм – школа мужества». Мы же в шутку переделали этот слоган в «Альпинизм – школа мужества и замужества». Может у кого-то и сложилось…

     Но вернусь к нашему походу. Во время этого испытания мы форсировали горные реки, ходили по снежным склонам, учились разбивать лагерь, готовить еду в условиях высокогорья. Да, есть своя специфика – на высоте температура кипения гораздо меньше ста градусов и некоторые продукты просто невозможно приготовить. Это надо было учитывать.

     В час отдыха Божуков предложил сходить к водопаду, который виднелся вдалеке над нашим лагерем. Мы с радостью согласились и пошли за своим инструктором. Тут получился маленький казус: Валентин Михайлович, которому был 51 год, казался нам уже очень не молодым человеком. И каково же было наше удивление, когда всё наше отделение начало катастрофически отставать от него, бодро идущего в гору. Он иногда оглядывался, подгоняя нас, но становился всё меньше и меньше, пока не превратился в точку около водопада. Ждал он нас явно довольно долго. Мы пришли сильно запыхавшиеся и увидели его ехидную улыбку. Да, даже молодые КМС по скалолазанию не смогли сравняться с опытнейшим, хоть и не молодым, альпинистом мирового уровня. Кстати, до альпинизма Божуков занимался лыжным бегом на длинные дистанции. Да и высотный альпинизм требовал невероятной выносливости. Но школу мы прошли отличную!

     По окончании похода все взошли на вершину Якум (3800м) "1Б" категории сложности, получили удостоверения и значки «Альпинист СССР». Кстати, знаменитый альпинист Виталий Абалаков всю жизнь с гордостью носил это значок. После сезона 1984 года я твёрдо решил продолжить занятия альпинизмом и, главное, попытаться стать альпинистским фотографом. В определённой степени это получилось: я снимал по заказу начальника учебной части альп-лагеря «Ала-Арча» фоторепортаж с восхождения на пик Свободная Корея по маршруту шестой категории сложности, был фотографом в экспедиции Красноярцев на пик Ленина, меня приглашали фотографом в международную экспедицию с Югославами в район ущелья Каравшин (Памиро-Алай), мне удалось выполнить норматив КМС по альпинизму, а также я несколько сезонов проработал инструктором с начинающими альпинистами и разрядниками.

    P.S. Божуков в этот сезон взял с собой в горы дочь (ей было лет десять) и она ходила с нами на все занятия. Мы сдружились с Валентином Михайловичем, переписывались и я даже заезжал к нему в гости и останавливался у него. Божуков каждый день по утрам бегал кросс и занимался зарядкой на крыше дома, на которую он попадал пролезая по перилам винтовой лестницы шестнадцатиэтажного дома. И меня заставил разделить с ним эту тренировку. К моменту нашей второй встречи я был уже в хорошей форме и не отставал от мэтра…

       

     Мой значок "Альпинист СССР"

     Мой первый инструктор - Валентин Михайлович Божуков

     

    Отряд новичков идёт на занятия. Впереди - Божуков с дочкой

    Командир отряда Жирнова Г.А. (Санкт-Петербург) на скальных занятиях с новичками

    Снежные занятия

    Занятие по переправе через горные реки

    Наша заброска в перевальный поход

    Нас провожают местные жители

    Аксакал

    Вперёд, к перевалу

    Наш лагерь

    Спасаемся от жары под навесом

    Кадры из перевального похода

    Комментарии:

    << Назад